Ау!

когда есть вобла, сыр мышу не нужен.

Previous Entry Share Next Entry
Тропами планеты Сахалин.. Сахалинский монстр.
Ау!
stupinasta
Оригинал взят у kssernik в Тропами планеты Сахалин.. Сахалинский монстр.
крапива двудомная
крапива на Сахалине достигает 3-х метров в высоту

Огромные, то матово-зелёные, то бурые как комья псковской пашни, колышущиеся листы диковинной травы, похожей на увеличенную стократно мать-и-мачеху, буйно разрослись вдоль ручья. По мере продвижения вглубь леса, мать-и-мачеха увеличивала рост. Сначала она была по колено. Дальше метрах в десяти была стена кустарника, необычайно высокого, его рост почти сравнялся с кронами деревьев за ним. Ветки и листья были где-то высоко, большая часть кустарника - голые стволы. Странное мелколесье образовало сплошную чащу, продраться через неё можно было разве что с помощью бензопилы.

Сахалинские лопушки

сахалинские зонты неведомой травы скрывают человека с головой

Местами попадались берёзы. Собственно, выше чащи кустарника просматривался лес. Но иногда берёзы вклинивались в живую изгородь кустарника или стояли почти у русла. Выглядели они мрачно, как затонувшие когда-то коряги, вдруг выброшенные на берег. Такие же толстые, корявые и чёрные. Вместо привычного белого цвета бересты с чёрными штрихами, берёзы были черны, как болотный ил, в котором корягу выдержало время. Лишь местами чередующиеся белые полосы напоминали, что это берёза.


Но никакого болота с илом вокруг не было. Наоборот, ручей был чист, как линзы дорогих очков и его вода так же блестела и увеличивала круглый гравий дна. Ручей был лесной тропой, выложенной гравием. Вода то едва покрывала щиколотку, то доходила почти до колена.
До колена же были поначалу и заросли мать-и-мачехи.
Потом стебли мать-и-мачехи стали толщиной с руку,  их можно было видеть под раскрытыми зонтами листов, не нагибаясь. Заросли мать-и-мачехи  накрывали человека с головой. Стебли всё утолщались, а листы превратились в полноценные зонты для защиты от дождя.

И дождь не заставил себя ждать. Это был не мелкий подмосковный дождик, он хлынул сплошным потоком. Сначала атмофера враз сгустилась, как взбитая в масло сметана. Перед дождём влажный воздух стал осязаем на ощупь. Отдельные порывы ветра вспенивали пузырящуюся влагой воздушную массу. На минуту установился полный штиль. Наполненный множеством звуков сахалинский мир притих.

Стена дождя материализовалась мгновенно и везде, как шторм в морской пучине.  Казалось, этот поток имеет солёный вкус морской воды. Густой  гул ветра и ливня скоро превратился в рёв. Беснующиеся под порывами ветра кусты хрустели и всхлипывали,  гнулись, но не ломались. Одежда промокла насквозь сразу. Ручей превратился в мутный ревущий поток, сбивающий с ног. Вода поднялась по пояс. Попытался шагнуть к берегу, но поскользнулся на голыше, поток закрутил кубарем.

Я оказался в ревущей бетономешалке, рискуя захлебнуться. Попытался уцепиться за дно, но оно стало подвижным, как эскалатор. Гравий перекатывался и подпрыгивал в бурлящей воде. Несколько раз ударило о дно головой. Сгруппировался, резко выпрямился, оттолкнувшись ногами от дна и наконец вынырнул на поверхность. Одну лямку рюкзака оборвало. Прижимая рукой вторую, обхватил рюкзак, так что он оказался впереди. Удивительно, но он тянул вперёд и не тонул, как поплавок, не давая больше переворачиваться.

Вместе с ревущим потоком воды, сухими ветвями, комьями травы, кусками лиан, меня понесло со скоростью пригородной электрички. Осталось уповать на провидение и стараться не напороться на сучья ветвей, кувыркающихся рядом. Ливень нагрел ручей, вода больше не обжигала холодом, а наоборот отдавало тепло. Где-то через полчаса лавина умерила скорость. Впереди наметился просвет.

Океан! Если сейчас выбросит в открытый океан - конец! Самый крупный водоём в мире, Тихий океан отделён от Сахалина грядой Курильских островов и Охотским морем, но казалось, что несущийся каскад мешанины, вместе со мной, отправится
мимо острова Итуруп прямиком к Марианской впадине. Однако русло становилось шире и извилистее, скорость течения сникла как по мановению. Ливень оказывается, уже пронёсся через Сахалин к материку.

Рюкзак уже не несло вперёд, как оторвавшийся буй, теперь это якорь и он тянет на дно. Но и дно оказалось неглубоко. Дотянувшись ногами, оттолкнулся несколько раз, выруливая к берегу. Лес остался сзади. Русло ручья петляло по широкой прибрежной полосе Охотского моря. Не выпуская рюкзак, выбрался на захламлённый ветками и гигантскими кусками мать-и-мачехи серый песок. Можно рухнуть без сил, отдышаться и осознать - пронесло нечистую!

Впереди бушующие волны Охотского моря, сзади десяток километров ещё бурлящего потока. Но - что это в стороне, довольно далеко от кромки воды, напоминающее тушу огромной рыбины? Любопытство пересилило страх и усталость. Подошёл ближе. Довольно странного вида существо, нечто среднее между мифическим единорогом и истреблённой браконьерами морской коровой Стеллера, распласталось на песке.

Непонятно, кто это - сказочная рыба-кит? Животное длиной с автомобиль и толщиной с быка. Вытянутые в бивень метровые челюсти оскалены хищными зубами. Форма тела водоплавающего, с рыбьим хвостом и плавниками, но этот тюлень или дельфин покрыт шерстью! Казалось, монстр ещё пытается сдвинуться с места, пошевеливая беспомощно ластами. Вот-вот мощный хвост ударит об песок, и монстр, извиваясь, рывками прорвётся к спасительным волнам.

Но нет. Стихия выбросила на пустынный берег своего обитателя, и отступила назад. Слишком далеко и поздно. Диковинная тварь погибла, обессилев в чуждой среде. Наверное, мне выпала удача встретить того самого таинственного Сахалинского морского волосатого монстра, но вот ему совсем не повезло...




неизвестные науке чудовища периодически выбрасывает штормами на берега Сахалина




?

Log in

No account? Create an account